«Развенчанная легенда» (Малоизвестные документы о герое Отечественной войны 1812

«Недосказанная биография», посвященном вышневолочаевскому помещику, герою русско-польской войны 1831г. Семену Павловичу Юреневу, жительствующему в первой половине 19 века в имении Черный Ручей Тверской губернии, мы коснулись вскользь фигуры его тестя, Александра Петровича Филисова.

 

Портрет Семена Павловича Юренева бытует в нашей коллекции старых полотен. Поэтому легко объяснимо наше пристальное внимание к статье ярославского кандидата географических наук С. Швыркова, опубликованной в Интернете, в которой утверждалось, что портрет Александра Петровича Филисова хранится в музее-панораме «Бородинская битва»!

 

Однако в ходе более тщательной перепроверки фактов биографии Александра Петровича Филисова, тестя С. П. Юренева, было доказано, что он не имеет никакого отношения к портрету, который экспонируется в «Бородинской битве».

 

Поиски истины

Прежде всего мы попросили нашего петербургского коллегу Виктора Владимировича Клейста, одного из лучших, на наш взгляд, знатоков архивов, перепроверить – нет ли в Российском Государственном Историческом Архиве дела о дворянстве Филисовых Тверской губернии.

 

В. В. Клейст исследовал описи фонда Департамента Герольдии Правительствующего Сената и действительно - такое дело сыскалось.

 

Срочно было заказано ксерокопирование.

 

Пока дело копировали и оно бандеролью путешествовало в Сибирь, мы попросили заместителя директора музея «Бородинская Битва» Сергея Владимировича Львова посмотреть наш очерк об Юреневе и высказать свое мнение.

 

Львов, со своей стороны, переслал очерк видному специалисту по наградам и истории военного мундира А. В. Кибовскому. Напомним читателю, что, не соглашаясь с А. В. Кибовским в некоторых подходах к методологии исторических исследований (о чем читатель может прочесть в нашей недавней статье «Почему прошедшее надо предсказывать»), мы отдаем должное этому исследователю в части, касающейся конкретных исторических фактов, достоверно им установленных.

 

Мнение исследователя А. В. Кибовского

А. В. Кибовский не согласился с версией, что на портрете из музея-панорамы «Бородинская битва» изображен дворянин Тверской губернии Александр Петрович Филисов. Через С. В. Львова он передал нам краткие биографические данные на дворянина Ярославской губернии Александра Прокофьевича Филисова, который, по мнению Кибовского, и был портретируемым. Разночтения – лишь в отчествах и названии соседствующих губерний!

 

Вот «объективка» на Александра Прокофьевича Филисова, присланная А. В. Кибовским. Она не содержит ссылок на документ, но мы полагаемся на точность и достоверность данных, изложенных названным исследователем. Итак, А. В. Кибовский сообщает:

 

«Филисов Александр Прокофьевич

Неизвестный художник начала XIX в. Портрет А.П.Филисова. Около 1808 г. Х., м. 67 х 54.

 

Особенности: имеется поздняя правка, выполненная около 1816 г. в связи с получением Филисовым бронзовой медали на владимирской ленте в память Отечественной войны 1812 г.

 

Собрания, владельцы: в 1912 г. собственность Н.Ю.Зографа; в 1960-х гг. принадлежал О.Г.Зограф, от которой поступил в музей.

 

Публикации, выставки: в 1912 г. был на юбилейной Выставке 1812 года в Москве (Выставка 1812 года. М., 1912. С. 97.); опубликован в альбомах: 1812 год. Бородинская панорама. М.: Изобразительное искусство, 1985. Ил. 101; Бородино. 1812. М.: Мысль, 1987. С. 271.

 

Филисов Александр Прокофьевич из дворян Любимского уезда Ярославской губернии, за ним в сельце Дарском числилось 20 душ мужского пола. Родился в 1778/79 г.* 1.I.1797 г. поступил на военную службу кавалергардом. 19.XI.1797 г. переведен унтер-офицером в л.-гв. Преображенский полк в батальон и роту генерал-майора И.К.Гика. 13.VI.1798 г. выпущен из подпрапорщиков гвардии прапорщиком в гарнизонный Тизенгаузена полк (Нарвский гарнизонный полк), где 25.VIII.1798 г. назначен полковым адъютантом, 23.XI.1798 г. произведен в поручики, а 23.VIII.1799 г. в штабс-капитаны. 7.X.1801 г. вышел в отставку капитаном. За время службы в походах и сражениях не участвовал.

 

Выйдя в отставку, Филисов поселился в своем имении Любимского уезда. В 1807 г. он поступил в Земской войско Ярославской губернии, откуда был уволен 20.IV.1808 г. майором. Награжден золотой медалью «За Веру и Отечество Земскому войску» на владимирской ленте. В 1809 г. построил в селе Парфеньево Любимского уезда церковь с тремя престолами: Рождества Пресвятой Богородицы, Святой Живоначальной Троицы и Святого Николая Чудотворца.

 

С началом войны 1812 г. Филисов сдал в Ярославское ополчение двух ратников, а сам поступил майором во 2-й пеший казачий полк. Командовал батальоном. Совершил поход 1812 г., но, как и все ополчение, в сражениях не участвовал. Вместе с полком находился в заграничных походах 1813 – 1814 гг. Вернувшись домой в 1815 г., Филисов снова поселился в своем имении. Около 1816 г. он получил бронзовую медаль на владимирской ленте в память Отечественной войны 1812 г.

 

С 25.V.1828 г. Филисов вступил в должность предводителя дворянства Любимского уезда Ярославской губернии. На этом посту он служил до 26.VI.1831 г., когда был уволен по собственному прошению из-за болезни. Умер Филисов в 1853 г. и был похоронен при построенной им церкви в селе Парфеньево Любимского уезда.

 

Был женат на Авдотье Петровне N (1786 – 19.VII.1852).

 

В 1801 г. российской грамоте читать и писать умел. Других сведений об образовательном уровне Филисова найти не удалось.

 

Изображен в штатском фраке. Первоначально на груди была показана только золотая медаль «За Веру и Отечество Земскому войску» на владимирской ленте. Позднее, около 1816 г., когда Филисов получил бронзовую медаль на владимирской ленте в память Отечественной войны 1812 г., портрет немного исправили. Вместо одной медали были написаны две, объединенные общей владимирской лентой.

 

______________________________________________________

 

size=2>*size=2> face="Times New Roman" size=2>В некоторых изданиях датой рождения Филисова указывается 1772 г. Однако, архивные документы свидетельствуют в пользу 1778-79 гг. Так, формулярный список июля 1799 г. сообщает, что Филисову в тот момент было 20 лет, а список от 17 июня 1801 г. – 23 года.»

 

 

 

Итак, А. В. Кибовский настаивает: на портрете из музея «Бородинская Битва» - не Александр Петрович Филисов, а Филисов Александр Прокофьевич.

 

Позднейшие наши исследования также подтвердили, что портретируемый не был тестем С. П. Юренева.

 

Таким образом, источники, в коих портретируемый назван Александром Петровичем, неверны. В частности, данные кандидата географических наук, старшего преподавателя кафедры экономической географии Ярославского государственного педагогического университета Сергея Львовича Швыркова нельзя назвать точными. Так, Швырков в очерке о городе Любиме (ярославщина) пишет:

 

«Любимская земля - родина героев войны 1812 г. братьев Филисовых. Александр Петрович Филисов воевал вместе с Суворовым. Когда началась война с Наполеоном, он привел в Петербург отряд любимских жителей, которых обмундировал, выучил. Александр Петрович партизанил, дружил с Денисом Давыдовым. Его двоюродный брат Павел Андреевич Филисов - тоже герой войны. Портрет одного - в галерее героев 1812 г. Эрмитажа, другого, кисти Кипренского, в музее-панораме "Бородинская битва"...».

 

Становится ясным, что С. Л. Швырков поминает о ярославском дворянине Александре Петровиче Филисове именно в контексте его изображения, хранящегося в «Бородинской битве».

 

Поначалу мы думали: не раз бывало так, что дворяне меняли место жительства, и, возможно, «тверской» Александр Петрович Филисов проживал какое-то время в соседствующей с Тверью Ярославской губернии. Однако дело «тверского» Александра Петровича Филисова (о котором – ниже) такую версию не подтвердило. «Тверской» Филисов никогда не воевал вместе с Суворовым, и никогда не приводил в Петербург «отряд любимских жителей».

 

И, значит, С. Л. Швырков имеет ввиду какого-то другого Филисова, который был, однако же, полным тезкой «тверского».

 

Развенчивание легенды

Однако поиски Виктора Владимировича Клейста в Российской Национальной Библиотеке неопровержимо доказали, что на портрете из музея «Бородинская Битва» изображен Филисов Александр Прокофьевич. И, значит, С. Л. Швырков ошибся.

 

Напомним читателю, что С. В. Львов в ответ на наш запрос о портрете Филисова прислал письмо со ссылкой на Каталог выставки в память Отечественной войны 1812 года, изданный в 1913 году. По сведениям С. В. Львова, на выставке в 1912 году этот портрет экспонировался. Мы обратились к научному сотруднику института генеалогических исследований Анне Леонтьевне Патраковой с просьбой посмотреть названный Каталог в Российской Национальной Библиотеке (подробнее см. очерк «Недосказанная биография»). Анна Леонтьевна Каталог изучила и действительно обнаружила в нем сведения о портрете и его владельце. Однако в Каталоге имя и отчество портретируемого не приводилось – наличествовали лишь инициалы Филисова – А. П.

 

В. В. Клейст, в свою очередь, тоже обратился в РНБ. И обнаружил Каталоги сразу нескольких выставок, на которых был представлен портрет Филисова! И – вот удача! – в одном из них имя и отчество Филисова указано полностью: Александр Прокофьевич. Таким образом, А. В. Кибовский оказался, похоже, прав. Вот данные, сообщаемые о Каталогах В. В. Клейстом:

 

« Уважаемый Вячеслав Вениаминович!...

 

04 сентября в РНБ я делал исследование Каталогов выставок в память Отечественной войны 1812 года:

 

1. Российская Национальная Библиотека. Санкт-Петербург. Шифр 37.44.10.1176ю 1812-1912. Выставка в память Отечественной войны. Рязань. Ученая Архивная Комиссия. Губернская типография. 1912г. Иллюстраций нет. Каталог Рязанской выставки «В память Отечественной войны». [Данных о портрете А. П. Филисова нет].

 

2. Российская Национальная Библиотека. Санкт-Петербург. Шифр 20.105.8.247. Каталог выставки в память Отечественной войны 1812 года. Москва. 1909г. Иллюстраций нет. Стр. 76… №241. Майор Александр Прокофьевич Филисов. Портрет масляными красками. [Собственность] проф. Н. Ю. Зографа.

 

3. Российская Национальная Библиотека. Санкт-Петербург. Шифр 102/19 с допол. Выставка 1812 года. Иллюстрированное издание. Под редакцией В. Божовского. Высочайше утвержденный особый комитет по постройке в Москве музея 1812г. Москва. 1913г. … №39. А. П. Филисов Портрет поясной; штатское платье с медалями. Собств. Н. Ю. Зографа…».

 

Исторический архив

Итак, доказано: на портрете из фондов музея «Бородинская битва» изображен не Александр Петрович Филисов, в этом сходятся и А. В. Кибовский, и В. В. Клейст.

 

Нас, однако же, в первую очередь интересовало семейное гнездо Юреневых-Филисовых на тверской земле. Мы сделали ложный шаг и сбились на неверную стезю, хотя сам виток поиска, связанный с экскурсией по фондам «Бородинской битвы», оказался крайне познавательным. Но теперь нам надлежало вернуться к исходной точке и выяснить: кем же был отставной майор Александр Петрович Филисов, тесть Семена Павловича Юренева, чей портрет бытует ныне в нашей коллекции?

 

И вот мы получили, наконец, дело о роде Филисовых Тверской губернии, датированное первой половиной 19 века. Найдено оно, как уже было сказано, в 31-й описи фонда департамента Герольдии Российского Государственного Исторического Архива В. В. Клейстом.

 

Дело небольшое, всего 33 страницы. Из него мы узнаем, что, также как и его зять (Семен Павлович Юренев) Александр Петрович Филисов был вышневолоцким помещиком, жительствовал в сельце Васькове, в отцовском имении (отцу, прапорщику Петру Федоровичу, принадлежали также селищи Крапивино и Шатеево).

 

У А. П. Филисова было 7 детей, в деле находим соответствующую табличку, в которой упоминаются имена и даты рождения: Надежда (1822), Варвара (1824), Николай (1826), Анна (1828), Марья (1829), Аркадий (1831) и Александр (1837). Семья такая же большая, как у С. П. Юренева. Очевидно, в провинции иметь большие семьи – в порядке вещей, того требовал патриархальный семейный быт.

 

В деле наличествует также родословная А. П. Филисова, составленная им лично. Для наглядности она приведена Филисовым в виде схемы:

 

 

Итак, мелкопоместный род потомственных военных не очень большой руки – точно также, как и в случае с С. П. Юреневым. Отцу Филисова в 1821 году принадлежало всего 14 душ крепостных.

 

Послужной список

Юренев отличился на русско-польской войне, Филисов – в Отечественной войне 1812 года. Выясняется, что в июне 1821 года ему было 35 лет и, стало быть, родился он приблизительно в 1786-м. Ордена и медали заслужил в боях, тому доказательство – реалии послужного списка, зафиксировавшие малейшие вехи карьеротечения: выпускник 2-го Кадетского Корпуса Александр Филисов получил чин прапорщика и назначен в 6-й Егерский полк 23 апреля 1806г.; с 11 февраля 1808г. он уже – подпоручик, с 14 апреля 1810 – капитан, с 5 июля 1812 – штабс-капитан, с 7 мая 1819 – майор (звание сие получил за отличие в сражении). До войны 1812г. был в походах против турок, сражался в Молдавии, под Бухарестом, форсировал Дунай, побывал в Силистрии, Сербии и Болгарии.

 

За военную компанию против турок никаких наград Филисов не имел. Таковые получил только в сражениях против французов. Дважды был ранен пулями: в левое плечо и в левую ногу. Маршрут боевой славы Филисова впечатляет: Силезия, Саксония, Дрезден, Лейпциг, Вестфалия, Ганноверская Провинция, Гамбург, река Рейн, Франция, Польша.

 

Нашлись и сведения о наградах: Филисов был пожалован орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом, дважды – золотой шпагой с надписью «За храбрость», орденом Св. Анны 2-й степени, серебряной медалью в память войны 1812 года. Еще раз убеждаемся: Филисов имеет награды более представительные, чем его однофамилец, изображенный на портрете из экспозиции музея «Бородинская битва» (на означенном портрете – всего две медали и, значит, прав Кибовский: о «нашем» Филисове речи нет!).

 

Неожиданные повороты судьбы

Послужной список Филисова подписал очень известный человек – генерал-адъютант граф Евграф Федотович Комаровский (1769-1843). В Брокгаузе находим короткую на него справку: «Сын чиновника дворцовой канцелярии. Комаровский учился в известном Санкт-Петербургском пансионе Масона. В 1787г. Комаровский назначен к графу Безбородко для заграничных поручений; участвовал в Таврическом путешествии Екатерины II. Привезя из-за границы портрет императрицы Елизаветы Алексеевны, Комаровский сделался лично известен императору Александру I, милостями которого потом неизменно пользовался. С 1794г. началась деятельная служба Комаровского в измайловском полку. В 1812г. ему поручено снабдить армию лошадьми из Юго-Западного края. 14 декабря 1825г. он участвовал в подавлении возмущения. Комаровский оставил интересные записки, напечатанные в сборнике «Осьмнадцатый Век» и «русском Архиве» 1867г. В «Военном Журнале» 1810г. им помещен «Журнал военных действий российско-австрийских войск в Италии» (книги II-VII)».

 

Конечно, Филисов своего прославленного начальника, Командира Отдельного Корпуса Комаровского, знал, даром, что «российской грамоте, читать, писать умеет», так что о некоторых названных выше публикациях, возможно, был наслышан. Имя Филисова, в свою очередь, должно было запечатлеться и в памяти Комаровского. И не только потому, что Филисов – в чине майора, в орденах и ранен. Дело в ином: в скандале, который, скорее всего, и был причиной отставки Филисова в 1821г. Комаровский удостоверяет, что Филисов, несмотря на то, что «к повышению чина аттестовался достойным», все-таки подвергался наказанию «за участие его в делании грубостей и угроз своему Баталионному Командиру Майору Закревскому», за что был «без Суда арестован на две недели»!

 

Дело чести?

Возможно – дело чести. Потому что, наказав Филисова и отправив его в отставку, ему-таки назначили пенсион и даровали право носить мундир. О чем также читаем в документе, подписанном Комаровским: «А сего 1821 года Мая в 13 день по Высочайшему Его Императорского Величества Приказу за ранами уволен от службы без всякого награждения, но по объявлении мне Дежурным Генералом Главного Штаба Его Императорского Величества Господином Генерал-Адъютантом Закревским в 1 день Июня сего ж 1821 года Высочайшего соизволения во уважение полученных им, Майором Филисовым двух в сражениях ран, повелено считать его уволенным от службы помянутым Высочайшим приказом с Мундиром и пенсионом нашего жалованья…».

 

Итак, в скандале о «делании грубостей и угроз» разобрались. Филисов получил отставку, но удалился на заслуженный отдых с почетом, «за ранами». Хотя – совсем не так, как Юренев: тот, как мы помним, напоследок был за выслугу лет произведен в подполковники с награждением орденом Святого Георгия. Уход же Филисова оказался омраченным тенью загадочных разборок «меж своими»…

 

Гражданская служба

Но вот Филисов вышел в отставку, и вернулся в отцовское имение. В 1822 году за отцом числится уже не 14, а 16 душ крепостных мужского пола. Наверное, привыкать к Вышневолоцкой глуши Филисову, после его многолетних походов «по Европам», было нелегко. Сельцо Васьково его явно не прельщает, в отличие, скажем, от С. П. Юренева, который закончил дни свои в богом забытых Черных Ручьях.

 

Филисов же, кажется, очень склонен к перемене мест. Потому что по документам, датированным июнем 1831 года, он уже проживает отнюдь не в сельце Васькове Тверской губернии. Он – Городничий города Демянска Новгородской губернии! Городишко – небольшой, в конце 19 века в нем проживало всего чуть более 1200 жителей. Зато – древний, первое сохранившееся упоминание в летописях относится к 1441 году!

 

Должность Городничего появилась в Демянске, очевидно, в 1824 году, спустя три года после отставки Филисова. Именно тогда Демянск получил статус города. Конечно, Филисов считался человеком не последним: при чине и орденах, при должности. Похоже, он, после многих лет скитаний по казармам, обрел наконец-то желанный покой. Место и впрямь было тихим. По данным Брокгауза, зафиксированным полвека спустя, в городе было 3 каменных церкви, 348 домов (из них каменных только 13), городское приходское училище, земская больница на 20 кроватей. Не город – а большая деревня.

 

Однако несмотря на то, что Филисов служит в Данянске, дочь Надежда рождается в Тверской Губернии, в Вышневолоцком уезде, и крещена в церкви в Черных Ручьях. То есть в имении будущего зятя, Семена Павловича Юренева, что зафиксировано документом из Тверской Духовной Консистории. То же самое касается и дочери Филисова Марьи, родившейся в 1829 году, она крещена именно в Черных Ручьях! Очевидно, Черные Ручьи были для Филисова местом знаковым: не случайно же на погосте в Черных Ручьях были похоронены еще в 18 веке представители рода Филисовых (а чем читаем в одной из статей Удомельского литератора Д. Л. Подушкова), а сам А. П. Филисов присутствовал на крещении детей Юренева!

 

Великая княгиня Елена Павловна

В документах, датированных двумя годами позднее, Филисов уже проходит как Городничий в Вышнем Волочке! И, стало быть, не забыты родные пенаты, и Филисова назначают на службу поближе к родительскому дому. В Вышнем Волочке Филисов служит довольно продолжительное время. Ибо назван городничим и в документах за 1836, 1837 и1840 годы.

 

В бытность Филисова вышневолоцким городничим произошло весьма памятное для него событие: на крещении сына Аркадия в августе 1837 года восприемницею была сама Великая Княгиня Елена Павловна! Крещение происходило в Вышневолоцком Казанском соборе. Очевидно, Филисов уже по должности городничего был обязан встречать Великую Княгиню во время ее приезда в Вышний Волочек. Узнав, что у Филисова родился сын, она не просто согласилась присутствовать при крещении, но и быть духовной матерью, восприемницею, которая по законам тех лет должна была нести ответственность за воспитание сына Филисова в «правильном», православном, духе в случае, если ребенок по каким-то причинам потеряет родителей.

 

Эпизод крайне занятный. Впрочем, известно было, что дочь вюртембергского принца Великая Княгиня Елена Павловна (1806-1873) не чуралась общения с людьми даже не очень известными. В Брокгаузе, например, сказано, что «вечера и обеды она давала не часто, но они были блестящи; приглашенные не всегда принадлежали к высшим слоям общества», княгиня занималась благотворительностью, она любила оказывать людям покровительство, так что в пассаже с крещением сына Филисова не было ничего удивительного.

 

Помимо благотворительности, Елена Павловна была весьма просвещенной особой, притом достаточно передовых взглядов. Она покровительствовала художникам и литераторам, кои, надо полагать, тоже присутствовали на «блестящих вечерах и обедах».

 

В ходе исследования обратили внимание. Что названный А. П. Филисов, то есть «наш Филисов», чинил грубости и был в конфликте в 1821г. с Закревским, начальником которого был тот самый Комаровский, что четырьмя годами позже примет участие в подавлении восстания декабристов. Позволив себе некоторую вольность, не вправе ли мы предположить, что «грубости» были не столь таковыми, сколь «вольностями в словах», которые в преддверии восстания тоже пристально брались на заметку. Да и почему, «побывав в Европах», А. П. Филисов не мог быть в тех же настроениях духа, что и большая часть армейских чинов, о чем в своих воспоминаниях пишет будущий декабрист С. Г. Волконский…

 

Кстати – произошло и еще некоторое «развенчание легенды», которая старательно создавалась в постреволюционные годы: о сплошь чванливой, невежественной и надменной аристократии, которую потому и следует истреблять.

 

Доживи Елена Павловна до означенной поры – лежать бы ей среди трупов царственных родственников, с которыми так лихо, причем «скопом», расправились в Перми в 1918-м…

 

Вячеслав ТОГУЛЕВ.

Сентябрь 2003г.

 

© 2006 - 2011. Мэри Кушникова
© 2006 - 2011. Вячеслав Тогулев
Все права на материалы, которые опубликованы на нашем литературном сайте принадлежат
М.Кушниковой и В. Тогулеву. При перепечатке ссылка на авторов обязательна.