По страницам личного архива (Клейст В. В.)

В ходе работы над очерком «Недосказанная биография», посвященном вышневолочаевскому помещику С. П. Юреневу, мы познакомились с петербургским исследователем архивов Виктором Владимировичем Клейст. При его ближайшем участии написан был также очерк о Лидии Корниловне Дурасовой, равно готовятся к публикации и другие материалы, основанные на документах Российского Государственного Исторического Архива, найденных Виктором Владимировичем.

В. В. Клейст – потомок древнего баронского рода. Как следует из Словаря Брокгауза и Ефрона, род «происходит из Померании»: «Христиан-Эвальд Клейст (†1708) переселился из Померании в Курляндию; его потомство внесено в тамошний дворянский матрикул. Другая ветвь Клейст в XVII веке поселилась в Польше. Из оставшихся в Пруссии ветвей четыре получили графское достоинство».

В статью означенного Словаря, посвященную роду Клейст, вкралась опечатка: почему-то написано, что род «русский», а не прусский. Досадно, что не указаны в ней и наиболее видные представители рода. Между тем, родословная восходит аж к 12 веку. Как это следует из текста объявления Виктора Владимировича, который мы обнаружили недавно в Интернете, идут поиски представителей российской ветви этого рода: «Разыскиваю всех носителей указанной фамилии на территории бывшего СССР, а также всех тех, кому что-либо известно о носителях этих фамилий в прошлом или ныне здравствующих. У меня есть родословная дворянской семьи Клейст…, кроме территории бывшего СССР. Помогу в восстановлении родственных связей с семьей Клейст. Буду рад любой информации».

Петр Казимирович

Родословная с 12 века! Составленная, конечно, в Германии. Немцы очень бережно относятся к корешкам своей родословной, объединяются в семейные союзы. Семейный союз рода Клейст, например, создан еще в середине 19 века. В России же это движение за объединение родственников находится лишь в зачаточном состоянии. Большинство граждан не знают даже отчества дедушки. Вот почему разыскания Виктора Владимировича нас так заинтересовали. Сделано им уже немало. Вот отрывок из другого его материала, опубликованного в Интернете: «Я, Виктор Владимирович Клейст, с 2001 года занимаюсь историческими исследованиями по теме: Жизнь и деятельность семьи Клейст в России. Фамилия Клейст происходит из Пруссии и имеет более чем 700-летнюю историю... У меня есть полный формулярный (послужной) список Петра Казимировича Клейст. Краткая выписка из формулярного списка: 14.02.1802г. в Статскую Его Императорского Величества службу вступил в Белорусско-Витебскую Казенную Палату в число канцелярских служителей (при поступлении на службу сказал, что ему 15 лет). 22.02.1806г. определением Витебского Дворянского Депутатского собрания признан в действительном природном дворянстве и ко внесению дворянской родословной книги в первую часть назначен. 13.06.1826г. определен в Виленский Приказ Общественного призрения Непременным Членом. Господин Клейст, сверх отлично усердного отправления прямой его обязанности, исполнял многие, собственно ему данные, особой важности поручения. Искренняя признательность (ему вынесена) за усердность и точность, с коими Приказ действовал в кругу предписанных ему обязанностей, улучшение зависящих от него заведений, значительное приращение капитала, Приказу принадлежащего, возмещение многих сумм, казавшихся ненадежными к возврату и наконец введение надлежащего канцелярского порядка и правил строгой отчетности»…».

«Соединились в семейный союз…»

Как уже было сказано, старинные роды Германии объединяются в семейные союзы. Это прекрасное начинание! Потому что представители родов за их многовековую историю распространились по всем европейским странам, включая Россию и, воссоздавая биографию рода, сегодняшние семейные союзы тем самым как бы пишут некую интернациональную историю, способствуя сближению разных культур. «Клейсты всех линий, также и Курляндской, - сообщал В. В. Клейст на одном из Интернет-сайтов, - соединились в семейный Союз, созданный 02 июня 1857 года в Штеттине (Германия), который собирается каждый год в Берлине на семейную встречу. Семейный союз Клейст существует в Германии до сегодняшнего дня. Для восстановления полной истории жизни и деятельности Петра Казимировича Клейст, мне приходится ездить по городам (теперь странам), где он жил и служил на государственной службе. Я занимаюсь исследованиями в архивах Риги, Вильнюса (бывш. Вильно), Минска…».

«Пропавшие потомки…»

В России фамилия Клейст по крайней мере в веке девятнадцатом – на слуху. Не говоря уже о том, что в Брокгаузе упоминаются несколько представителей этого рода (причем на поэта Генриха Клейста – довольно объемная отдельная статья!), о Клейстах высказывались видные русские литераторы. Так, Достоевский впечатлился статьею А. Вейса «Поэты в Германии», опубликованной в «Русском инвалиде» 22 марта 1845 г. (№64). Вейс сообщал, что поэт Клейст покончил жизнь самоубийством, и Достоевского это потрясло, наряду с другими фактами, которые Вейс привел в своей статье. Достоевский писал, что ему, Достоевскому, по прочтении этой статьи стало «страшно». Белинский же поминает в литературном сборнике Соллогуба о поэте Эдварде Клейсте (одну из его од перевел на русский язык литератор Второв).

Подобные литературоведческие статьи, конечно, не могли не быть известными представителям «российских» ветвей рода Клейст. Виктор Владимирович упоминает о своих прямых родственниках: «Я восстанавливаю историю и родословную пропавших потомков семьи Клейст по отдельным страницам документов в архивах России, Литвы, Латвии, Белоруссии… Ян Клейст жил в Галиции в Польше. Его сын, Казимир Клейст, в 1773 году в Белоруссии присягнул Трону Царя Российской Империи. Правнук Яна, Петр Клейст, в 1859 году с военной службы поступил на службу в полицию в Санкт-Петербург. В 1867 году в Санкт-Петербурге родился мой прадед, Константин Клейст. Но сегодня мы не знаем, кто был отцом Яна Клейста из Галиции и я ищу информацию о семьях его двух потомков, пропавших в 19 веке».

«Присягнул на вечное подданство…»

Поиски Виктора Владимировича, на наш взгляд, тем более важны, что русскоязычная историография рода Клейст, как этого и следовало ожидать, не без «шероховатостей». Большой загадкой являются для нас по сю пору статьи о Клейстах в Брокгаузе. Ведь известно, что русскоязычный Брокгауз – это дополненное воспроизведение с 13-го немецкого издания Словаря Брокгауза. И, конечно, в немецком издании должны быть статьи о Клейстах, подписанные немецкими авторами. А что мы видим в русскоязычном варианте? Статья о поэте Генрихе Клейсте – за подписью Чешихина, остальные вообще не подписаны. Неужели Чешихин мог знать о биографии и творчестве поэта Клейста больше, чем профессиональные немецкие литературоведы? И чем вообще могли быть вызваны подобные замены, - ведь они, уверены, не самым лучшим образом сказывались на уровне биографических справок? Создается впечатление, что Словарь Брокгауза всеми силами старались «обрусить», пусть даже в ущерб качеству. Возможно, отнюдь не случайно означенный Чешихин, касаясь творчества Клейста, пишет в одном месте о «чрезмерной немецкости» «Принца Гамбургского», о «натуралистических замашках» «Кэтхена из Гейльбронна», о «грубом натурализме» отдельных рассказов Клейста и т.д., хотя в начале статьи есть оговорка, что речь идет о «выдающемся немецком поэте-романтике».

Вот парадокс: почему, всячески используя немецкий опыт (тому пример – по крайней мере 50%-ные заимствования из немецкого Брокгауза, предпринятые в русскоязычном издании в целом), мало кому известные в Европе Чешихины отваживались на весьма спорные оценки, пусть даже и озвученные как бы между прочим. В нашем случае впечатление от статьи о «выдающемся поэте-романтике» оказалось явно скорректированным коварными уточнениями Чешихина: дескать, выдающийся, однако… И все это – не в специальной монографии, посвященной литературной критике, а – в справочном издании, где, казалось бы, надо быть особо сдержанным в оценках.

Нам представляется, эта тенденция идет еще от Пушкина. В стихотворении «Тень Фонвизина» он утверждает (правда, несколько игриво, в шутливой форме), что Фонвизин «стоит» таких поэтов, как Клейст:

… Фонвизин стоит изумленный.

«Знакомый вид; но кто же он?

Уж не Парни ли несравненный.

Иль Клейст? Иль сам Анекреон?».

«Он стоит их, - сказал Меркурий, -

Эрата, Грации, Амуры

Венчали миртами его…», (то есть Фонвизина).

В Пушкине очень часто била ключом эта вполне понятная и извинительная «русскость» (что не помешает ему, однако, позаимствовать сюжет «Маленьких трагедий» из сочинений европейских авторов). Одно ясно: сравнивая с Клейстом, Пушкин делает Фонвизину комплимент.

Род Клейст подарил миру сразу несколько выдающихся поэтов. Одной из линий, находящейся в ближайшем родстве с поэтом Эвальдом-Христианом Клейстом, наш петербургский знакомый Виктор Владимирович интересуется особо. Оказывается, двоюродный брат поэта Антон-Давыд Клейст «в 1770 году в Санкт-Петербурге присягнул на вечное России подданство; его сын, Ефим Клейст, с 1848 года до 1853 года был Пограничным Начальником Сибирских Киргизов, он упоминается в книге «Сибирские знакомые и друзья Ф. М. Достоевского. 1850-1854гг.» (М. М. Громыко, Новосибирск, 1985г.). Внук Антона Давыда, Федор Клейст, в 1925 году умер в Монте-Карло, в возрасте 75 лет».

Методичные целенаправленные разыскания В. В. Клейста, не сомневаемся, помогут разъяснить когда-нибудь, что сталось с потомками Антона-Давыда Клейст, проживавших, а, возможно, проживающих и доныне, в России.

Кружение имен и судеб…

Виктор Владимирович поделился с нами ссылками на соответствующие Интернет-сайты. Существуют специальные генеалогические справочники. Зарегистрированы два семейных сайта Союза фон Клейст ( Familienverband derer v. Kleist e.V. и Kleist-Museum Frankfurt (Oder)). Архив семейного Союза, объясняет далее В. В. Клейст, «находится в музее немецкого драматурга Генриха фон Клейст (1777-1811): Клейст-музей во Франкфурте на Одере; основная работа была сделана немецкими исследователями до 1941 года, но не вся информация была найдена».

Мы зашли на указанные В. В. Клейстом сайты. Проделана огромная кропотливая работа! Сколько труда положено на сбор информации! И, главное, что подкупило – лица. Мы очень увлекаемся собирательством старых полотен, поэтому фамильные портреты рода фон Клейст изучали с интересом.И – какое удивительное кружение имен! – обнаружили родственную связь одного из представителей рода Клейст с дамой, изображенной на портрете из нашей коллекции. Как следует из родословной ныне здравствующего Филиппа Испанского, принца Астурийского, опубликованной на сайте http://genroy.free.fr/ascfelipe.htm, Катарина-Агата фон Раппольштайн (1648-1683), портрет которой украшает наше собрание картин, - в 11-м поколении его родословной, а Фридерика-Луиза фон Клейст (1747-1814) – в 9-м (всего в родословной приведено 20 поколений прямых потомков, Катарина-Агата обозначена под номером 1157, а Фридерика-Луиза – под 501-м).

Названный портрет Катарины-Агаты фон Раппольштайн – эпитафийный. На это указывает то, что в руках, сложенных чуть ниже пояса, вернее, в ладонях, она держит серые, «траурные», розы. Печальный взгляд вполне соответствует общему настроению полотна: известно, что Катарина-Агата прожила всего 35 лет. В облике как будто цветущей женщины словно угадывается предчувствие ранней кончины…

Новые находки

Мы с пристальным интересом присматриваемся к разысканиям В. В. Клейста. За короткий промежуток времени им обнаружено уже немало свидетельств о роде Клейст в России. Мы с удовольствием представляем пользователям нашего сайта возможность ознакомиться с частью рукописи воспоминаний Ольги Викторовны Синакевич (урожденной Яфа), которая давала частные уроки в семье Клейст в Санкт-Петербурге. Как нам сообщил В. В. Клейст, он соглашается и в будущем предоставлять нам для публикации документы о его роде, обнаруженные в библиотеках и архивах.

Мы прилагаем к вышеприведенному тексту присланные В. В. фотографии. Покоряет детская фотография 1905г. На ней – пятеро прелестных ребятишек – старшие мальчики одеты поварятами. Может быть, сняты на маленьком семейном детском маскараде. Это – старшие дети полковника Константина Петровича Клейст, фотография которого тоже прилагается.

Мы видим нежное и задумчивое лицо Минны Клейст, урожденной Любберс. Судя по прическе и платью – это 90-е годы XIX века. Щемящее соседство – тут же фотография надгробия на  Волковском  лютеранском кладбище, надпись на немецком:

Minna von Kleist

geborene Lübbers

geboren den 6 October 1867

gestorben den 5 April 1908

Jrma von Kleist

geboren den 1 Iuni 1900

gestorben den 11 November 1901

Мы не ошиблись: приведены дата рождения и дата смерти. Судя по фотографии, женщине, которой тоже не была отпущена долгая жизнь, лет 25-30. Удивительное сходство с портретом неизвестной из нашей коллекции, подписанным «А. Корзухин. 1892г.». Рядом с матерью, очевидно, похоронена маленькая Ирма фон Клейст, не прожившая и двух лет…

… А еще фотографии интерьеров в доме Клейстов. Здесь музицировали – пианино тому свидетель, - принимали друзей в гостиной: от покойных комфортных кресел веет уютом, через проем двери виден письменный стол, очевидно, - кабинет хозяина дома.

Старые фотографии…

Осколки жизней и судеб, молчаливые свидетели безвозвратно сгинувших в шквалах истории безмятежных былых времен…

Вячеслав ТОГУЛЕВ,

Август 2003г.
 

© 2006 - 2011. Мэри Кушникова
© 2006 - 2011. Вячеслав Тогулев
Все права на материалы, которые опубликованы на нашем литературном сайте принадлежат
М.Кушниковой и В. Тогулеву. При перепечатке ссылка на авторов обязательна.