Письма наших читателей за 2010 год

Письмо И. В. Мченского от 10.10.2010г.

Очень признателен за Ваши труды - коренные кузбассовцы могут прочесть забытые, а зачастую скрываемые страницы жизни своих родных предыдущих поколений.

  Можно ли где подписаться на библиографию Мэри Кушниковой или же купить по возможности?

  С уважением, Мченский Иван Владимирович, г. Новокузнецк.

 

В. Тогулев – М. Мченскому 14.10.2010г.

Иван Владимирович, добрый день!

Большое спасибо за внимание к нашим книгам и сайтам.

Себестоимость наших книг из-за небольших тиражей очень высокая и, наверное, гораздо удобнее и дешевле знакомиться с ними в интернете (в ближайшие месяцы их тексты будут выложены на сайтах полностью)…

С уважением,

Вячеслав Тогулев,

член Союза писателей России.

 

Ю. А. Будаева – М. М. Кушниковой 04.10.2010г.

Уважаемая Мэри Моисеевна!

Пишет Вам студентка уже 4 курса Кузбасской Государственной Педагогической Академии Исторического Факультета Будаева Юлия Андреевна!

Прошу прощения за то, что не ответила на Ваше предложение разместить найденные мною документы в Интернете и очень затянула с этим.

Если Ваше предложение в силе, то посылаю вам статью, найденную в «Большевистской стали» (6.07.1933г.). Это некролог, написанный Л. П. Тоом на смерть Н. Г. Смирнова.

Эта статья единственное, что мне удалось найти в периодической печати за 1930-е гг. по членам литературной бригады, работавшей на Кузнецкстрое в 1932-1933г. Она действительно уникальна, так как очень содержательна.

Интересно то. что ни приезд бригады, ни вообще ее существование не отображен в печати.

А вот зато смерть очень привлекла внимание журналистов.

Все сразу обратили внимание – какой это был человек. Но не надолго!

Еще раз прошу прощения, что откликнулась на ваше предложение поздно. Просто работа еще не была окончена. Надо было просмотреть все. Правда, до архивов Новосибирска я еще не добралась.

Извините за то, что написано от руки. Надеюсь, мой почерк окажется понятным.

Большое спасибо!

Желаю вам крепкого здоровья.

С уважением,

Юлия Андреевна,

4.10.2010г.

Большевистская Сталь, 6 июля 1933г.

ИСТОРИЯ ЗАВОДА – новый вид литературы, где к сотрудничеству с писателем приходит сам читатель, сам герой литературы – ударник, строитель социализма.

ПИСАТЕЛЬ, ПОГИБШИЙ НА ПОСТУ

Н. Г. СМИРНОВ

Телеграф с большим опозданием принес на площадку Кузнецкстроя весть о смерти Н. Г. Смирнова, только недавно вместе с бригадой писателей уехавшего в Москву доканчивать первый том истории Кузнецкстроя.

Товарищ Смирнов пробыл на площадке 9 месяцев, все это время напряженно работая над материалами и документами. Он с головой ушел в эту работу, сроднился с ней и с Кузнецкстроем.

Он наш, родной для площадки писатель, и площадка должна его знать.

Тов. Смирнов не является писателем с европейским или хотя бы общесоюзным именем. Из произведений, которые он написал, наиболее интересное – «Дневник шпиона».

Эта книга, не отмеченная критикой, пользуется, однако, большим успехом у читателя. Она переведена на иностранные языки. Книга сделана по подлинным документам и построена как авантюрный роман.

Это повесть из времен гражданской войны об агенте английской контрразведки – лейтенанте Кенте и его товарище, русском белогвардейце, князе Долгорукове.

Она приоткрывает завесу над весьма интересными сторонами английской политической жизни, показывая также среду русских белогвардейцев.

Книга, безусловно, интересная и полезная.

Но, в основном, т. Смирнов был детским писателем и, постоянно работая в издательстве «Молодая Гвардия», он написал ряд книг для детей старшего возраста и для них же хотел впоследствии написать о Кузнецкстрое.

Еще раз повторяю: способный, опытный, добросовестный писатель, строго избегавший всякой халтуры.

Своей последней работой по истории завода он доказал, что некоторыми своими чертами стоит выше значительной части советских писателей. Сейчас, когда мы уже имеем некоторые печатные издания по истории заводов, нет сомнения, что эта работа открывает новую страницу в советской литературе. За последнее время, вернее, за последнюю пятилетку реконструкция страны двинулась вперед с такой стремительной быстротой, что и наука, и искусство, в том числе и литература, с огромным трудом поспевают за ней. За последние пять лет страна пробежала в своем экономическом развитии столетие. Освоить этот новый материал – колоссальной трудности задача для советской литературы, требующая от нее величайшего напряжения сил. Советская литература за это борется. Она освещает борьбу за социализм и на фронте индустриализации («Ведущая ось» - Ильенкова, «Время вперед» - Катаева, «Энергия» - Гладкова и др.) и на фронте коллективизации («Бруски» и «Твердой поступью» - Панферова, «Поднятая целина» - Шолохова, «Ненависть» - Шухового, «Разбег» - Ставского и др.).

И все-таки этого недостаточно. Спросите любого читателя, следящего за литературой, и он выразит законное недовольство тем, что литература недостаточно освещает ту действительность, которую он видит и сам создает.

Вот пример: Валентин Катаев написал роман «Время, вперед», в котором описал один день на площадке Магнитогорска и работу одной бригады бетонщиков, добивающейся мирового рекорда по бетону. Может ли этот превосходный роман, живо и интересно написанный, удовлетворить даже читателей Магнитогорска? Охватывает ли он и показывает ли всю сложность, всю совокупность явлений хотя бы Магнитогорска? Конечно, нет.

Одному человеку невозможно поднять подобную «целину», освоить такой огромный массив нового материала. Эта работа коллектива и притом коллектива не одних писателей, но написанный совместно с самими героями произведений, самими будущими читателями. Только так можно охватить громадный участок истории класса во всей сложность переплетения моментов быта, производства и политики.

Опытом подобной работы и является история заводов, там, где она правильно организована. Там, где действительно добросовестно сотрудничают писатели-профессионалы с самими строителями, как, например, на Сталинградском тракторном заводе, там, несомненно, будут созданы произведения, которые оставят глубокий след в советской и мировой литературе.

Первые главы истории Кузнецкстроя, пока еще начерно  написанные бригадой писателей при помощи работников площадки, заставляют надеяться, что будет создано произведение, которое явится заметным событием в советской литературе и будет достойно Кузнецкстроя и Сталинска и в этом оно в значительной степени обязано будет тов. Н. Г. Смирнову.

Первое время совместной работы бригады – смутное время. Все было еще неясно. Материал был плохо изучен, были сотни шатаний, колебаний, сомнений в вопросе о стиле.

Собрания бригады подчас превращались в «новгородское вече», где иногда сильно разгорались страсти.

Здесь Н. Г. был неоценим. Дисциплинированный, он никого не перебивал, не кричал, не махал руками, а спокойно высказывал свои соображения, обычно всегда – дельные, причем со скучным видом откалывал какую-нибудь шутку. Общий смех, - настроение разряжалось.

Этот человек умел отдавать себя, свою мысль, свои способности, юмор, талант окружающей среде просто, бескорыстно и непосредственно. И за это пользовался всеобщей симпатией окружающих.

В своей работе, ведя в истории технико-экономический отдел, он был связан, главным образом, с инженерно-техническим персоналом. Каждый, с кем ему пришлось иметь дело, широко улыбался при встрече с ним и помогал всем, чем возможно.

Академик Бардин, несмотря на крайнюю занятость, нашел время уделить немало часов истории завода.

Работая в литературе уже около 20 лет, т. Смирнов был старшим в бригаде как по годам, так и по опыту. Но он ничем себя не выделял, полностью растворяя свой опыт и знания в работе бригады.

Он был прекрасным учителем для своих молодых товарищей. И когда способные ученики начали его «забивать», когда их главы иногда находили больше одобрения, чем его собственные, у него не было и тени зависти и обиды.

Заканчивая, я должна отметить заслугу Николая Григорьевича перед площадкой в части создания открытого на днях технического и исторического музея. Н. Г. являлся одним из организаторов этого музея. В течение месяца, работая по заданию горкома буквально день и ночь над устройством историческо-производственной выставки к пятнадцатой годовщине Октября, он собрал материалы, которые легли в основу исторического да и других комнат музея. Тов. Смирнову выпала честь умереть на передовом посту социалистического строительства и советской литературы. Жизнь его прошла не даром.

Л. ТООМ.

Комментарий Ю. А. Будаевой к статье Л. Тоом

Данная статья была опубликована в газете «Большевистская сталь» (ныне «Кузнецкий рабочий») за 6 июля 1933г.

Газета сохранилась в архивных фондах Новокузнецкого Научно-Технического музея имени академика И. П. Бардина.

Статья представляет собой посмертный некролог и посвящена члену литературной бригады А. А. Бека – Николаю Григорьевичу Смирнову, умершему 27 июля 1933г. от сыпного тифа. Бригада литераторов под руководством Александра Альфредовича Бека была организована в Москве и от редакции «Истории фабрик и заводов», возглавляемой А. М. Горьким, посылалась в г. Кузнецк (сейчас Новокузнецк) для того. Чтобы освещать события строительства Кузнецкого металлургического комбината – Кузнецкстроя.

Бригада в составе 3-х человек: А. А. Бек, Н. Г. Смирнов и З. Крянникова прибыла на площадку строительства в августе 1932г. и пробыла здесь до апреля 1933г. Им надлежало запечатлеть события великой стройки и написать книгу «История Кузнецкстроя».

Но работа затянулась и в связи со смертью Н. Г. Смирнова была фактически заброшена и забыта.

Роль самого Н. Г. Смирнова в работе бригады до сих пор остается неопределенной. Видимо, его быстрая смерть не позволила внести имя этого человека в историю нашего города достойно. Его работа оказалась незаконченной, и, значит, и неизвестной. И сейчас мало кто знает, что знаменитый советский писатель Н. Г. Смирнов, автор известных детских произведений, таких как «Государство солнца» 1928, «Дневник шпиона» 1929г., и «Джек Восьмеркин – американец» 1930, последний год своей жизни работал над историей строительства КМК.

Более того, собирал материал для открытия исторического музея, ныне НТМ имени академика Бардина, и является чуть ли не его основателем. Если верить Лидии Петровне Тоом, написавшей этот некролог. Л. П. Тоом – журналистка, которая работала по направлению Центральной редакции и именно она пригласила А. А. Бека в Кузнецк писать книгу. Она близко знала писателей и думаю, что ее сведения весьма достоверны.

Поэтому личность Н. Г. Смирнова нуждается в глубокой переоценке, а его работа – достойна признания. В этом случае кажется целесообразным опубликование его работы, точнее, отрывков из работы «История Кузнецкстроя», которые разбросаны по архивам Кемеровской области.

М. М. Кушникова – Ю. А. Будаевой 14.10.2010г.

Юлия Андреевна, добрый день!

С большим интересом прочла Ваше письмо, статью Л. П. Тоом и Ваш комментарий к ней. Несомненно, Ваши материалы заинтересуют также и пользователей Интернета (в самое ближайшее время они будут приведены на наших сайтах дословно, без каких-либо купюр).

Полностью разделяю Ваше мнение о необходимости публикации и републикации литературного наследия Н. Г. Смирнова. Если Вы располагаете ксерокопиями книг Николая Григорьевича (в том числе и «докузнецкстроевского» периода его творчества) или каких-либо неопубликованных его работ, имело бы смысл разместить их в Интернете с Вашими комментариями. Не сомневаемся, что такая публикация вызвала бы пристальное внимание исследователей.

Ждем от Вас новых материалов. Вызывают интерес не только статьи и документы, как таковые, но и Ваша трактовка событий 70-летней давности.

Было бы важно также установить, где находится погребение Н. Г. Смирнова и выяснить, живы ли потомки (возможно, соответствующие запросы можно оформить через новокузнецкий городской краеведческий музей или через музей истории КМК).

Очень хотелось бы выслушать Ваше мнение по поводу «Дневника шпиона» Н. Г. Смирнова. Знаменитый В. Т. Шаламов в своих воспоминаниях писал:

«... В середине двадцатых годов выдвинулся молодой писатель Н. Г. Смирнов. Он выпустил увлекательную книгу, роман «Дневник шпиона».

Знание дела, обнаруженное Смирновым, привело его неожиданно на Лубянку, где он в течение двух месяцев показывал - какими материалами он пользовался для своего "Дневника шпиона". Смирнов владел английским языком, достал несколько мемуарных книг английских (в том числе воспоминания Сиднея Рейли, известного в Москве по заговору Локкарта), читал английские газеты. Когда все разъяснилось, Смирнова освободили. «Дневник шпиона» пользовался шумным успехом, но больших художественных достоинств не имел. Впрочем, - Смирнов был безусловно талантливее писателя Николая Шпанова…».

С уважением,

Мэри Кушникова.

 

© 2006 - 2011. Мэри Кушникова
© 2006 - 2011. Вячеслав Тогулев
Все права на материалы, которые опубликованы на нашем литературном сайте принадлежат
М.Кушниковой и В. Тогулеву. При перепечатке ссылка на авторов обязательна.